Февраль 2018

02/07/2018 - 13:29

Обзор нарушений права на свободу собраний и свободу объединений в январе 2018

Соблюдение права на свободу объединений  

«Экологическая вахта по Северному Кавказу» исключена из реестра организаций, выполняющих функции «иностранного агента».

Городской суд Санкт-Петербурга постановил ликвидировать Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА), одну из крупнейших профсоюзных организаций Северо-Запада, в которую входят, в частности, рабочие автозаводов. Основанием послужила проверка городской прокуратуры, которая выявила, что МПРА ведет деятельность, не отраженную в уставе, и получает иностранное финансирование.

Задержание главы чеченского «Мемориала» Оюба Титиева и преследование «Мемориала»

9 января 2018 года сотрудники дорожно-патрульной полиции арестовали и отвезли Оюба Титиева в Курчалоевское РОВД. Правозащитника запугивали тем, что, если он не признает вины, его семье будет угрожать опасность. Вечером 9 января полиция пришла домой к Оюбу Титиеву в поисках его сына и брата, после чего в доме правозащитника был проведен обыск.

11 января 2018 года Шалинский районный суд вынес постановление об аресте правозащитника Оюба Титиева на два месяца. Его обвиняют в крупномасштабном хранении наркотиков в соответствии с пунктом 2 статьи 228 уголовного кодекса Российской Федерации.

17 января в четвертом часу ночи люди в масках устроили поджог в офисе правозащитной организации «Мемориал» в Назрани. На видео из здания видны два молодых человека в масках и перчатках, которые приставляют лестницу к крыше и взбираются по ней на второй этаж к офису «Мемориала» с канистрой. В кабинете руководителя организации Тимура Акиева найдена расплавленная пластиковая бутылка с запахом керосина.

Лидеры российских правозащитных организаций обратились к главам СКР, МВД и Генпрокуратуры, утверждая, что дело главы грозненского филиала «Мемориала» Оюба Титиева сфабриковано. «Есть все основания утверждать, что дело Оюба Титиева сфабриковано, а все перечисленные события (поджог автомобиля и офиса правозащитников, угрозы в их адрес) взаимосвязаны и имеют один источник. Люди, лично знающие Оюба Титиева, убеждены в его невиновности: он не пил, не курил, не имел иных вредных привычек, и как спортсмен, и как человек религиозный.

 

Государственная Дума РФ одобрила в первом чтении законопроект об установлении административной ответственности за нарушение порядка деятельности иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

 

Соблюдение права на свободу собраний

Задержанных активистов, минимум — 16
Ограничение или лишение свободы —  75 суток минимум
Штраф — 32 тысячи рублей минимум

6 мая 2018 года можно будет официально сказать, что "Болотное дело" – дело о массовых беспорядках во время оппозиционной акции 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве закончено. В этот день истекает срок давности по статье о применении силы по отношению к полиции (ст. 318 УК РФ), а вторая статья – об участии в массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ) еще с конца 2013 года попала под амнистию.

Врачебная комиссия Астраханской областной психиатрической больницы сочла фигуранта «Болотного дела» Максима Панфилова не опасным для общества и рекомендовала отпустить его на амбулаторное лечение домой. 2 февраля Панфилов был отпущен из больницы домой на амбулаторное лечение.

25 января Верховный суд удовлетворил жалобу журналиста «Новой газеты» Худоберди Нурматова (Али Феруза) об отмене решения о его выдворении из России и отправил дело на новое рассмотрение. Постановление от 22 января опубликовано на сайте суда. ВС отмечает, что «задержание иностранного гражданина или лица без гражданства на срок, необходимый для выдворения за пределы Российской Федерации, не должно восприниматься как основание для задержания на неопределенный срок даже тогда, когда решение вопроса о выдворении этого лица может затянуться вследствие того, что ни одно государство не соглашается его принять».

Европейский суд признал нарушения нескольких статей Европейской конвенции по правам человека и основных свободах в отношении осужденных в рамках «Болотного дела» Андрея Барабанова, Степана Зимина и Алексея Полиховича. В соответствии с решением ЕСПЧ, Зимин и Полиховичу должны выплатить 12 с половиной тысяч евро, а Барабанову — 10 тысяч евро.

 

Нарушение прав человека в Республике Крым

18 января Кировский райсуд Крыма признал виновным местного активиста Гирая Куламетова в публикации видеоролика в соцсети в 2012 году (нарушение ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ) и присудил ему 10 суток админареста.

24 января Симферопольский райсуд Крыма отправил в СИЗО задержанного накануне жителя поселка Новый Мир Исмаила Рамазанова на 30 суток. По утверждению следствия, в октябре прошлого года он, используя интернет-радиостанцию Zello, публично высказывал мнение, которое, по заключению эксперта, возбуждает ненависть к группе лиц «русские». В начале заседания Рамазанов заявил, что он плохо себя чувствует, поскольку сотрудники ФСБ избили его во время обыска в доме утром 23 января и еще в машине, когда увозили после задержания.

Активист национального движения крымских татар Кязим Аметов находится под арестом в СИЗО Симферополя без надлежащего постановления суда свыше двух недель. Об этом сообщил его адвокат Эмиль Курбединов.

 

Политическое убежище

Социолог из Санкт-Петербурга Евгений Шторн сбежал в Ирландию и утверждает, что в России его вербовали спецслужбы. По его словам, в ФСБ просили информацию о работе "иностранных агентов". Интервью о причинах его эмиграции можно прочитать на сайте. http://article20.org/ru/node/7516

http://www.article20.org/ru/2018
02/10/2018 - 13:55

Судья Октябрьского районного суда Краснодара Александр Зеленский арестовал на пять суток координатора местного отделения движения «Голос» Давида Канкию, которого обвинили в неподчинении полицейскому (статья 19.3 КоАП). Об этом в твиттере написал сам Канкия.

Утром к Канкии пришли сотрудники уголовного розыска и служащие ППС, которые сказали, что на его автомобиль есть ориентировка по уголовному делу. После этого координатора «Голоса» доставили в ОВД, где на него составили протокол, в котором утверждается, что он не показал силовикам документы. Сам Канкия утверждает, что вежливо общался с полицейскими и ничего не нарушал.

Долгое время в ОВД к координатору «Голоса» не пускали адвоката Алексея Аванесяна. Юристу удалось встретиться с Канкией в отделе, но судебное заседание прошло без него.

На 10 февраля была запланирована его лекция «Настоящая история выборов на Кубани». Ожидалось, что Канкия «разберет историю и причины фальсификаций выборов в Краснодарском крае, а также расскажет, что могут сделать в такой ситуации кубанские избиратели». Он уже выступал с такой лекцией, ее конспект опубликован на «Юга.ру».

Канкия сотрудничает с «Голосом» и «Европейской сетью организаций, занимающихся наблюдением за выборами» (ENEMO), он участвовал в наблюдении за более чем 40 избирательными кампаниями в России, Европе и Азии.

Источник: zona.media

http://www.article20.org/ru/node/7522
02/13/2018 - 13:58

Экологов из Воронежской области обвинили в организации несанкционированного митинга в интернете в поддержку южноуральских противников Томинского ГОКа. Активиста движения против строительства никелевого комбината в Новохоперском районе Воронежской области ожидает административное разбирательство после публикации в социальных сетях фотографии. Об этом рассказал член координационного совета движения «Стоп ГОК» Василий Московец.

В ноябре прошлого года житель поселка Новохоперский Иван Котов, активист движения противников строительства в районе никелевого комбината Уральской горно-металлургической компании, выложил на своей странице в сети интернет фотографию. На снимке противники строительства впятером позируют на фоне въездной группы Новохоперска с плакатами «Томинскому ГОКу – нет! «Стоп-никель» с вами!» и «Хопер не продается! Стоп УГМК!»

Доблестные правоохранители, весьма внимательно изучающие интернет-активность общественника, составили после публикации фото… административный протокол. «В отношении Вас составлен административный протокол по ч. 5 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ, по факту произошедшего 25.11.2017 года в период времени с 10:55ч. до 11.00ч. по адресу: г. Новохоперск, участок 137 километр автодороги М4-ДОН Бобров-Таловая-Новохоперск, принимал участие в незаявленном групповом пикете против добычи никеля в поддержку «Томинскому ГОКУ – НЕТ СТОП-Никель», – гласит текст уведомления, подписанный начальником ОМВД по Новохоперскому району Н.И. Самохиным.

По словам активистов «Стоп ГОКа», в действительности никакого пикета не было: новохоперцы просто сделали групповую фотографию в поддержку своих соратников из Челябинской области. Однако, несмотря на всю абсурдность ситуации, хоперцу предстоит судебное разбирательство, которое вполне может закончиться штрафом.

http://www.article20.org/ru/node/7523
02/13/2018 - 14:03

Житель Волгоградской области Станислав Зимовец, осужденный в Москве за нападение на полицейского на митинге 26 марта 2017 года, подал жалобу в Европейский суд по правам человека. После задержания ему не позволили вызвать своего адвоката, в итоге суд положил в основу обвинения его показания, данные, по его словам, под давлением. Заявитель также указал на нарушение свободы выражения мнений и свободы мирных собраний. Это первая жалоба в ЕСПЧ, связанная с уголовными делами, возбужденными после митингов 2017 года.

Как стало известно, в ЕСПЧ направлена жалоба сапера Станислава Зимовца, который был приговорен в июле прошлого года к двум с половиной годам лишения свободы. Как установил суд, на несанкционированном митинге в Москве 26 марта он бросил камень, протестуя против задержания граждан, и попал в спину полицейского. Заявитель говорит о нарушении трех статей Европейской конвенции в защиту прав человека и основных свобод — ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство), ст. 10 (свобода выражения мнения) и ст. 11 (свобода собраний и объединений). «Это дело можно сравнить с "болотным делом" (после беспорядков на митинге 6 мая 2012 года были задержаны и осуждены более 30 человек за применение насилия к полицейским)»,— пояснил адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков, направивший жалобу в Страсбург. Сам Станислав Зимовец отбывает наказание в ИК-12 Волгоградской области.

В жалобе осужденный указывает, что после его задержания ему не разрешили позвонить адвокату. Назначенный государственный адвокат уговаривала его взять вину на себя и согласиться на рассмотрение дела в особом порядке, без изучения в суде доказательств. На суде подсудимый отказался от защитника и заявил, что его показания сделаны под давлением: его каждый день возили на следственные действия, выдавая сухпайки, в итоге он страдал от боли в желудке, от недосыпания и холода. «Однако суд положил в основу обвинения его показания, данные в ходе предварительного расследования»,— указал господин Попков. Это нарушение ст. 6 Конвенции, считает защитник.

Говоря о нарушении ст. 10 и 11, господин Попков отмечает, что к жалобе прикреплен план по пресечению митинга, который разработали власти: он был приобщен к материалам дела в качестве доказательства вины господина Зимовца. «Это доказательство того, что власти готовились к разгону мирного митинга и задержанию людей: были собраны группы разгона и еще триста человек для оформления протоколов задержания, даже говорится о необходимости сделать шаблоны протоколов»,— считает адвокат. «В "болотном деле" тоже был такой план»,— говорит руководитель «Агоры» Павел Чиков.

Напомним, ЕСПЧ уже огласил несколько решений по жалобам фигурантов «болотного дела». Дело Станислава Зимовца похоже на жалобы Андрея Барабанова, Степана Зимина и Алексея Полиховича. Им тоже вменялось в вину применение силы к полицейским — удары по бронежилету, по рукам омоновцев. ЕСПЧ признал неадекватными и необоснованными содержание фигурантов за решеткой до суда, а также сроки наказания — от трех с половиной лет лишения свободы. Тогда российское правительство оправдывало суровость приговора «угрозой политической стабильности и общественному порядку». Но ЕСПЧ счел действия заявителей несоразмерными приговорам. В этом решении Страсбург также впервые оценил нарушение свободы выражения мнения и свободы собраний в «болотном деле», указав, что массовые беспорядки стали результатом действий ОМОНа. Минюст России определится к апрелю, будет ли обжаловать это решение.

После антикоррупционных митингов 2017 года основной частью жалоб в Страсбург могут стать заявления от россиян, признанных административными нарушителями: правозащитники обещают подать сотни обращений. Количество уголовных дел невелико. Кроме того, из семи фигурантов «дела 26 марта» четверо выбрали рассмотрение дела в особом порядке, а значит, не могут претендовать на подачу жалоб в ЕСПЧ. «Не думаю, что российские власти интересует, сколько жалоб будет подано в Страсбург, так как их, скорее всего, будут рассматривать лет через пять-семь,— считает юридический директор "Мемориала" Кирилл Коротеев.— Но сегодняшние решения по "болотному делу" показывают, куда будет двигаться практика ЕСПЧ».

http://www.article20.org/ru/node/7524
02/14/2018 - 08:49

Rückschau auf die Verletzungen des Rechts auf die Versammlungs- und Vereinigungsfreiheit im Dezember 2017

Die Einhaltung des Rechts auf Vereinigungsfreiheit

In diesem Monat sind in das Register der Organisationen, die Funktionen eines „ausländischen Agenten“ ausführen, folgende eingetragen worden:

  • Gesamtrussische öffentliche Organisation zur Förderung des Autotransports „Verband der Beförderer Russlands“ (St. Petersburg);
  • Altaier regionale gesellschaftlich-aufklärerische Organisation im Bereich der Gesundheitsfürsorge „Wahl“ (Altairegion);
  • Altaier regionale gesellschaftliche Bewegung zur Unterstützung von zivilen und sozialen Initiativen „Willenseinigung“ (Altairegion);
  • Städtischer Wohlfahrtsfonds «Stiftung Togliatti»  (Gebiet Samara Region);
  • Stiftung “Institut für Wirtschafts- und Sozialforschungen“ (Wolgograd).

Das russische Justizministerium hat eine Liste von Massenmedien veröffentlicht, die den Status eines „ausländischen Agenten“ erhalten haben. Darin sind eingetragen worden: „Voice of America“, „Radio Free Europe / Radio Liberty (RFE / RL), Medienprojekte des russischen Dienstes von Radio Liberty „Faktograf“ und „Sibir.Realii“, TV-Sender „Gegenwart“, tatar-baschkirischer Dienst von Radio Liberty (AzatliqRadiosi), Medienprojekte „Idel.Realii“, „Kavkaz.Realii“, „Krim.Realii“.

Föderale Aufsicht auf dem Gebiet des Funks, Informationstechnologien und Massenkommunikationen (ROSKOMNADZOR) erhielt die Forderung der Generalstaatsanwaltschaft, den Zugang zu elf Webseiten  einzuschränken, die Informationen über Organisationen enthalten, deren Aktivitäten in Russland als unerwünscht anerkannt worden sind. Die Foundation von George Soros „Open Society“ ist zu Chodorkowskys Ressourcen hinzugefügt.

Gegen den Koordinator der Bewegung „Open Russia“ in Tschuwaschien Dmitry Semenov und den Aktivisten Yuri Sidorov wurde Verwaltungsakte angelegt, wegen der Zugehörigkeit der in Russland unerwünschten Organisation „Open Russia“ (Offenes Russland.

Olga Zhulimova,  die Koordinatorin der Bewegung „Open Russia“ in der Stadt Penza wurde mit der Geldstrafe von 20 Tausend Rubel belegt, also nach der Veröffentlichung von Fotos mit einem Banner in Erinnerung an den ermordeten Politiker Boris Nemzov. Das Gericht sprach  Zhulimova schuldig, eine unkoordinierte Aktion durchgeführt zu haben (Teil 2, Artikel 20.2 des Ordnungswidrigkeitengesetzes (OWiG)).

Ungefähr zehn Polizisten und Zeugen kamen in das Oryol-Hauptquartier von Alexej Nawalny, dort findet  - es eine konstituierende Konferenz der lokalen Abteilung der Bewegung „Open Russia“ („Offenes Russland“) statt.

Am 26. Oktober stellt das Ermittlungskomitee das Strafverfahren ein, wegen der Nichtzahlung der Einkommensteuer seitens Lyudmila Kuzmina, der Leiterin der gemeinnützigen Stiftung „Golos-Povolzhie“. Die Festnahme ihres Eigentums wurde annulliert. Die Ansprüche der Steuerinspektion auf Kuzmina begonnen, nachdem das Justizministerium 2015 von der Stiftung für Förderung der Zivilgesellschaft „Golos-Povolzhie“ als ausländischen Agenten anerkannte.  Dabei wurde ihr Steuerhinterziehung vorgeworfen. „Golos-Povolzhie“ wurde durch Gerichtsentscheidung geschlossen. Steuerforderungen wurden an die Leiterin der Stiftung Lyudmila Kuzmina umgeleitet.

Die Abgeordneten und Senatoren legten der Staatsduma einen Gesetzesentwurf vor, der es ermöglicht, natürliche Personen als ausländische Medien anzuerkennen, die die Funktion eines „ausländischen Agenten“ erfüllen. Das Dokument wird auf der Website der Staatsduma veröffentlicht. Die Autoren der Initiative waren die Abgeordneten Peter Tolstoy und Leonid Levin, sowie die Senatoren Andrei Klischas und Lyudmila Bokova.

Einhaltung des Rechts auf Versammlungsfreiheit

Einschränkung oder Haft - 1,5 Jahre Haft, 19 Tage Haft

Der russische Präsident Wladimir Putin wies die Generalstaatsanwaltschaft an, die Praxis der Anwendung von Gesetzen in Russland auf das Recht auf friedliche Versammlungen, Kundgebungen und Prozessionen zu analysieren. Dem Obersten Gerichtshof der Russischen Föderation wird empfohlen, „die Praxis“ der Verhandlung der Fälle von Verstößen bei der Organisation öffentlicher Veranstaltungen  „zu verallgemeinern“.

Das Gericht in Nischni Nowgorod setzte dem Chef des Hauptquartiers Alexej Nawalny, Leonid Volkov, 30-tägige Verhaftung fest. Volkov wurde wegen der Organisation einer unkoordinierten Maßnahme für schuldig befunden. Er selbst betonte, dass er bereits 4 Tage der Verhaftung abgebüßt hatte.

Der russische Bürger Dmitry Karujew beschwerte sich beim Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte, weil er Putins Porträt gespuckt hatte: Der Europäische Gerichtshof hat seine Beschwerde über dies Ereignis im Jahr 2012 mitgeteilt. Der Vorfall, nach dem Karujew (jetzt ein junger Mann, 25 Jahre) für 15 Tage inhaftiert war, ereignete sich am 6. Mai 2012 in Tscheboksary während der Einsetzung des Büros von der Partei „Einiges Russland“. Damals, nach den Worten von Polizisten, die Aktivisten zum Gebäude ein Porträt des wiedergewählten Putins und zwei Nelken. Karuev, gemäß den Gesetzeshütern, „spukte demonstrativ“ in das Bild von Putin, was sie als geringfügigen Rowdytum betrachteten.

In Moskau das Tverskoy Bezirksgericht verurteilte Dmitry Krepkin  zu 1,5 Jahren Besserungsarbeitskolonie mit allgemeinem Strafvollzug. Er war wegen der Anwendung von Gewalt in Bezug auf die Polizei beschuldigt worden, auf dem Anti-Korruptions-Protest am 26. März  (Teil 1 des Artikels 318 des Strafgesetzbuches).

Es sind bereits 227 Beschwerden über rechtswidrige Verhaftungen von Teilnehmern an Massenaktionen am 26. März in den Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte (EMRK) eingereicht worden, so berechnete man in der internationalen Gruppe „Agora“. 

Dies ist der erste groß angelegte „Hinmarsch nach Straßburg“, sagt der Leiter des „Agora“ Paul Tschikov: 102 Beschwerden gerichtet von „Agora“, etwa gleiche – von der Stiftung für die Bekämpfung der Korruption von Alexei Navalny (79 weitere Appelle dort noch in Betrieb), fünf Beschwerden von Juristen von „Open Russia“ vorbereitet,  und 20 von „Memorial“.

In Krasnodar wurde Andrej Rudomakha, der Leiter der „Ökologischen Wache für den Nordkaukasus“ geschlagen, dabei während des Angriffs auch der andere  Umweltschützer Victor Tshirikov hatte seinen Teil weg. Der Angriff ereignete sich am Abend des 28. Dezember, als die Ökologen von der Inspektion der Schwarzmeerküste zurückkehrten. In der Nähe des Hauses warteten schon die drei Männer auf die Ökologen, und griffen sie von hinten an, sobald die Ökologen aus dem Auto stiegen. Die Angreifer verwendeten Pfeffersprays and Schlagringe. Dem Andrej Rudomacha wurden die Knochen seiner Nase gebrochen, er wurde bewusstlos und fiel. Während einer mit dem Pfefferspray bespritzte und mit Beinen schlug, kletterten die anderen zwei Angreifer in den Autoinnen- und den Kofferraum und zogen die Sachen heraus. „Sie haben Dokumente, Kameras und persönliche Gegenstände gestohlen ", sagt der Anwalt.

 

Verletzung der Menschenrechte in der Republik Krim

Die Aktivisten in der Krim werden für einzelne Streikposten vor Gericht gestellt. Sie können mit einer Geldstrafe in Höhe von 10 bis 20 Tausend Rubel belegt oder zu  Pflichtarbeit bis zu 40 Stunden verurteilt werden.

Gegen die Krimtataren wurde ein Verwaltungsprotokoll angefertigt, weil sie am 14. Oktober einzelne Streikposten gegen Belästigungen veranstalteten. Die Beamten der Strafverfolgungsbehörden der Halbinsel fertigten Verwaltungsprotokolle „für die Verletzung der etablierten Verfahren für die Durchführung einer Massenveranstaltung“ (Teil 5, Artikel 20.2 des Gesetzbuches über Ordnungswidrigkeiten der Russischen Föderation) an.

Auf der Krim fanden Gerichtsverfahren gegen die Krimtataren statt, die am 14. Oktober eine Reihe von Einzelposten unternahmen. Administrative Fälle laut dem auf dem Artikel über die Ordnungswidrigkeit der Durchführung von Kundgebungen werden in Simferopol, Alushta, Sudak, Dzhankoy und anderen Städten verhandelt. Insgesamt wurden mehr als 70 Protokolle behandelt.

Politisches Asyl

Drei russische Bürger haben wegen des Drucks russischer Strafverfolgungsbehörden gebeten, politisches Asyl auf dem Territorium der Ukraine zu gewähren. Nach Angaben des Grenzdienstes wollte einer der Russen als Flüchtling anerkannt werden und sagte, dass er verfolgt werde, weil er an Aktionen zur Unterstützung des oppositionellen Alexei Navalny teilgenommen hatte. Der zweite hat auch gesagt, dass er an Handlungen gegen die tätigen russischen Behörden beteiligt war. Die Gründe für die Bitte des dritten Bürgers Russlands in der Presseerklärung werden nicht angegeben.

http://www.article20.org/ru/node/7525
02/16/2018 - 08:28

В Санкт-Петербурге и Пензе продолжается дело анархистов-антифашистов. 15 февраля, стало известно о том, что арестованный ранее житель Пензы Дмитрий Пчелинцев отказался от своих слов о том, что к нему применялись пытки. Правозащитники полагают, что это произошло под давлением следствия.

Сейчас в деле о создании «террористического сообщества» фигурируют девять человек (Виктор Филинков, Игорь Шишкин и Илья Капустин из Санкт-Петербурга, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов, Василий Кусков и Егор Зорин из Пензы) — некоторые из них были задержаны сотрудниками ФСБ и дали признательные показания после применения к ним пыток. 15 февраля в пресс-центре агентства «Росбалт» прошла пресс-конференция по делу анархистов.

 

Лев Пономарев, исполнительный директор ООД «За права человека»

В декабре ФСБ отметила свое столетие. Непонятно, почему отмечается именно сто лет: казалось бы, у нас новая страна, новые ведомства. Поэтому празднование столетия выглядело как некий вызов. Было большое интервью генерала Бортникова, в котором он фактически отвергал массовые преступления советских спецслужб против человечества. Теперь мы видим, что он не оговорился — фактически силовые органы сохраняют эти традиции.

Насколько мы знаем, всех ребят, задержанных по этому делу, пытали. Практически все уже дали признательные показания. В адвокатском опросе Дмитрия Пчелинцева из Пензы описано, как это все происходило. Есть информация о пытках в Санкт-Петербурге. Мы твердо можем сказать, что сотрудники ФСБ занимаются противозаконной деятельностью, пытают этих людей и заставляют их оговаривать себя. Дмитрий Пчелинцев вчера отказался от своих показаний о пытках и занял другую позицию — это говорит о том, что к нему снова могли применять пытки и угрозы.

Задача гражданского общества — защитить этих молодых ребят (они все не старше 25−26 лет) и наказать сотрудников правоохранительных органов, применяющих пытки. Правозащитный совет России настаивает на том, чтобы была создана комиссия для расследования сообщений о пытках. Заявление совета за последние дни подписали многие известные люди, в том числе Владимир Познер, Ирина Прохорова, Лев Гудков и другие.

 

Виталий Черкасов, адвокат подозреваемого Виктора Филинкова

Я занимаюсь пыточными делами с 2004 года. Когда я встретился с Виктором Филинковым в адвокатском кабинете в СИЗО, я попросил его показать места, на которых имеются телесные повреждения. Когда он снял одежду, я был в шоке — я понял, что он пережил. На различных участках тела были следы и рубцы от, предположительно, электрошокера. Основное место, куда его долбили им — правое ребро, оно полностью утыкано следами от ожогов.

Во время одного из моих посещений он сказал, что к нему приходили два оперативника. Они убеждали его не сотрудничать с ОНК, угрожали тем, что отправят его в «Кресты-2», где его до смерти будет избивать сокамерник. Это явная угроза. Говорили, что ему нужно продолжать сотрудничать со следствием, тогда он получит срок ниже низшего порога — 3 года, хотя максимальное наказание по его статье — до 10 лет.

Стало известно, что второй задержанный в Санкт-Петербурге якобы пошел на сделку со следствием. Я полагал, что эту информацию скорее всего донесут до Виктора, и опасался, что его настрой может каким-то образом измениться. Он все обдумал, сказал, что готов к испытаниям: «Я понимаю, что меня осудят, мне обещают три года, но я готов отсидеть 10 лет, но не хочу замарать свое имя».

 

Яна Теплицкая, член ОНК Санкт-Петербурга

Мы начали поиски Виктора Филинкова после того, как к нам обратилась его жена. Мы обзванивали больницы, отделы полиции. Нашелся он после того, как уже состоялся суд по избранию меры пресечения. Было понятно, что его пытали. Историю о пытках мы узнали от него на следующий день. К тому моменту уже пропал Игорь Шишкин. Он вышел гулять с собакой и исчез. Было понятно, что он тоже задержан сотрудниками ФСБ.

Все посещения ОНК записываются на видеорегистратор. Наша беседа проходила в так называемом адвокатском кабинете, где стоит камера с очень хорошим разрешением. Филинков рассказал о том, что его пытали и показал нам следы пыток, следы электрошокеров. Поэтому ФСИН России при желании может сохранить и этот рассказ, и изображения следов пыток на теле Виктора. Члены ОНК не имеют права приносить фотоаппарат или видеокамеры. Все, что у нас есть, это наши акты, заключения и рисунки, которые мы сделали спустя неделю, когда поняли, что никакие эксперты ни к Филинкову, ни к Шишкину не придут.

У меня нет никакой уверенности в том, что ребята сейчас находятся в безопасности. Каждый раз, когда я прихожу к Виктору, я боюсь, что он откажется от своих слов о пытках. Если он это откажется, для меня это будет значить, что его пытали еще раз.

 

Екатерина Косаревская, член ОНК Санкт-Петербурга

Когда мы смогли попасть к Виктору, он показал нам следы пыток. Его бедро полностью было в небольших следах от электрошокера. Он сам придумал способ доказать, что это был именно электрошокер: расстояние между двумя соседними ожогами всегда составляло 4 сантиметра.

Повреждения у Игоря Шишкина мы зафиксировали только через неделю. Он говорит, что не помнит, где получил эти повреждения, но помнит, что недавно. То, что он говорит, означает, что его пытали так сильно и шантажировали так сильно, что он не имеет возможности говорить о пытках.

 

Александра Крыленкова, правозащитный совет Санкт-Петербурга

Фрагмент из адвокатского опроса Ильи Шакурского о том, как проводились следственные мероприятия: «Зашли три человека в масках, сказали повернуться к стене и снять верхнюю одежду. В этот момент мелькнула мысль: меня убьют. Мне сказали сесть на лавку не поднимая головы. Завязали глаза, руки и нос заткнули моим же носком. На большие пальцы на ногах мне прицепили какие-то провода. Я почувствовал заряд тока, от которого я не мог сдержать крика и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово „нет“ и говорил все, что мне говорили оперативники». Подобные свидетельства поступают от всех задержанных ребят, от которых удалось получить какую-то информацию.

Есть основания считать, что их продолжают пытать и заставляют отказаться от собственных показаний о пытках. Для правозащитников и гражданского общества не должно иметь никакого значения, если в какой-то момент кто-то из ребят скажет: «Нет, я все придумал, пыток не было, я ударился об лавку». Расследование должно продолжаться вне зависимости от того, что они говорят.

Если в расследовании дела правоохранительным органам приходится применять пытки, это значит, что дела нет. Это значит, что у них нет доказательств, а показания, данные под пытками, доказательством не являются. Сам факт применения пыток означает, что людей арестовали просто так.

 

Александр Черкасов, председатель совета ПЦ «Мемориал»

Это не первый раз, когда перед выборами появляется очень уместное дело. Перед прошлыми президентскими выборами в феврале 2012 года было дело о теракте: из чеченца Осмаева и одного гражданина Казахстана пытались слепить дело о подготовке теракта в Москве. Дело тогда развалилось в итоге, но осадок остался. В этом году новые выборы и новый эпизод. Хотя главное событие в этом году — чемпионат мира по футболу. Очевидно, поставлена задача обеспечить безопасность чемпионата. Когда ставится задание, его нужно выполнить. Ускорить процесс всегда можно с помощью пыток — теперь уже привычных средств, которые много лет применяются на Кавказе.

Во времена, когда не было компьютеров, спецслужбы вели картотеки. На карточках сверху цветным карандашом было помечена категория: церковники — одним цветом, троцкисты — другим. Это зывалось окрас. Когда приходил какой-то приказ поднять картотеку, карточку с определенным цветом переворачивали. Советская власть репрессировала людей не за их конкретные деяния, а по категориальному признаку. Поскольку сегодня сотрудники правоохранительных органов учатся у своих предшественников, мы можем только предполагать, что это дело тоже шьется по категориальному признаку. Сама методика учета, принятая в тайной полиции, позволяет легко это делать.

В этой ситуации особенно важна роль ОНК, которые в целом оказались очень ослаблены после последнего набора. В регионах возможностей следить за происходящем в СИЗО куда меньше, чем в Санкт-Петербурге, где-то она утрачена вообще. А это означает, что возможностей применения пыток и фабрикации крупных дел стало больше.

Источник: mbk.media

http://www.article20.org/ru/node/7526
02/16/2018 - 08:33

До последних минут у нас не было уверенности в том, что Али все же уедет из России, — за эти полгода уже несколько раз он паковал вещи, чтобы утром ехать в аэропорт, и всякий раз его отъезд по разным причинам отменялся.

Напомним, Али Феруз находился в ЦВСИГе с 1 августа 2017 года. В этот день его задержали сотрудники полиции, после чего суд спешно приговорил его к депортации по той причине, что он нелегально находился в России. Эту проблему Али мы давно знали: в 2012 году, спустя несколько лет после переезда в Россию, он потерял паспорт. Для того чтобы его восстановить и каким-то образом легализоваться в России, Али нужно было обратиться в узбекское посольство и выехать на родину в Узбекистан. А это для него была верная смерть — он бежал из Узбекистана после того, как его задержали сотрудники СНБ, пытали и отпустили, предложив сотрудничество.

Мы сделали кучу мыслимых и немыслимых вещей, чтобы оформить для Али статус беженца в России. В конце концов он вырос в России, у него мама — гражданка России, его статьи были отмечены премиями московского правительства — ну кто, как не он, имеет право остаться здесь? Мы писали президенту, мы добились даже принципиального согласия от министра Колокольцева. Но все было тщетно. Нет паспорта — нет статуса. Отказ России предоставить ему статус беженца Али пытался оспорить в ЕСПЧ. Он хотел остаться в России, у него вся жизнь здесь.

О том, что за ним ходит хвост (узбекские спецслужбисты и их российские коллеги, между которыми налажено взаимовыгодное сотрудничество), мы тоже знали давно. Легенда у них была такая, что Али на родине занимался терроризмом — однако за все время они не предоставили ни малейшего подтверждения этим обвинениям, ни краешка хоть какого-нибудь уголовного дела против Али. И когда его задержали в августе, мы понимали: нужно действовать быстро, чтобы ни в коем случае не допустить его выдачи в Узбекистан.

4 августа ЕСПЧ принял срочные меры, запрещающие России до вынесения решения по основной жалобе Али депортировать его в Узбекистан, где ему угрожает опасность.

Все последующие полгода мы сражались за то, чтобы Россия просто разрешила ему уехать.

Наша логика заключалась в том, что Али ведь не приговорен к лишению свободы. Наша родина просто предписала ему выехать вон. А какая ей, родине, разница, куда он поедет? Так пусть он едет в любую страну, готовую его принять, если уж он не нужен России. К тому же и прецеденты такие уже бывали. А логика судебных приставов была такая, что запрет ЕСПЧ на депортацию означает в целом запрет на отъезд из страны. В подкрепление своей позиции приставы ссылались на письмо заместителя министра юстиции Михаила Гальперина, который вскоре после вынесения решения ЕСПЧ еще и от себя проинформировал приставов: ни в коем случае выдворять нельзя!

Тогда мы связались с Министерством юстиции и попросили замминистра Гальперина отменить то письмо, парализовавшее приставов. Затем мы получили паспорт Красного Креста и немецкую визу и добились уже даже того, чтобы приставы возбудили исполнительное производство, в рамках которого Али мог бы уехать. Однако скрипнуло колесо какого-то невидимого для нас механизма — и буквально накануне отъезда приставы приостановили производство. Глухой ноябрьской ночью, в одиннадцатом часу, Али обеспечили еще один судебный процесс в Басманном суде и еще один приговор — на сей раз за незаконную трудовую деятельность в России. Было назначено наказание: штраф и депортация, которую, впрочем, приставы опять же не могли реализовать, поскольку ЕСПЧ наложил запрет на депортацию.

Несколько месяцев мы добивались, чтобы суды внесли в свои решения оговорку о том, что Али имеет право по собственному желанию, а не в порядке депортации, покинуть Россию в любом угодном ему направлении. Все это время телеканал РЕН ТВ промеж передач про инопланетян колотился в истерике, рассказывая своим телезрителям, что «Новая газета» защищает террориста. Суды медлили и медлили, объясняя проволочки разными малоубедительными причинами: то судья пишет кому-то приговор несколько недель кряду, а то нужные документы где-то заблудились. Удивительно дело: когда в суды звонила, например, уполномоченный по правам человека Татьяна Николаевна Москалькова, железной хваткой взявшаяся за эту историю, они начинали шевелиться, и очередная локальная проблема решалась. Однако следом появлялись новые и новые. И нам раз за разом приходилось сдавать билеты и продлевать немецкую визу.

А Али все это время сидел за решеткой. Болел. В Москве, на квартире у друзей, болела его мама, которая приехала из Горного Алтая, чтобы быть к нему поближе. Дважды ее госпитализировали.

Все понимали, что препоны-отсрочки для отъезда — это не просто так, это крутятся те самые ржавые колеса незримого механизма, обслуживающего интерес узбекских спецслужб. Не потому, что Али для кого-то там представляет опасность. А потому, что «есть договоренность». И еще потому, что люди этой профессии живут в твердой уверенности: они здесь власть. Не суд, не закон, не люди — а они.

И все же: 2 февраля Мосгорсуд пересмотрел решение по первому, августовскому делу Али и внес в него оговорку, позволяющую Али добровольно покинуть Россию. В течение трех дней приставами было возбуждено соответствующее производство — однако и его они остановили! Судебный пристав Марина Кукса пояснила адвокату, что о добровольном отъезде Али в Германию не может быть и речи, поскольку существует еще и второе, ноябрьское, решение о его выдворении в Узбекистан.

И снова мы ждем суда — и вот 9 февраля Басманный суд тоже вносит в свое ноябрьское решение оговорку, позволяющую Али уехать. Но и это не конец.

Приставы вновь открыли — и вновь прекратили производство по освобождению Али. Это случилось в понедельник, за два с половиной дня до вылета. Приставы сказали адвокату Даниилу Хаймовичу: нужна марочка на выезд. Эта марочка — по сути, выездная виза — ставится в узбекский паспорт. Таким образом Узбекистан следит за тем, чтобы его граждане не убегали в Европу через третьи страны. А Россия Узбекистану в этом помогает. Но у Али нет узбекского паспорта, и это было отправной точкой во всей нашей истории, и именно поэтому мы прошли все круги российских судов! Но данное обстоятельство не убеждало судебных приставов. Они отказывались везти Али в аэропорт, стоя на том, что он должен оставаться в ЦВСИГе, в своей тюрьме с удобствами. Ему 30 лет, черт! И он полгода сидит за решеткой — безо всякого приговора, а просто потому, что у наших спецслужб междусобойчик с узбекскими коллегами!

И вот теперь, наверное, самое время рассказать о людях, которые помогли нам пройти весь этот путь, помогли совершить невозможное.

Татьяна Николаевна Москалькова и ее служба уполномоченного по правам человека. Я не знаю, скольким людям позвонила она, сколько отправила различных бумаг, сколько раз успокаивала по телефону нашего Али, когда он звонил ей из ЦВСИГа и плакал. Ребята, эта женщина умеет двигать горы!

Управление по вопросам миграции, его глава Ольга Евгеньевна Кириллова и замруководителя Андрей Вячеславович Краюшкин, которые в очередной раз помогли нам убедиться, что закон, если он работает, — это сокрушительная сила. Посильнее тех, кто думает, что они сильнее закона.

Руководство и сотрудники ЦВСИГа, наконец! Они еще раз доказали, что у закона может быть человеческое лицо. Когда приставы отказались везти Али в аэропорт, начальник ЦВСИГа Алексей Викторович Лагода сказал: ну тогда мы сами его туда отвезем.

И вот сегодня, в пять утра, двое сотрудников ЦВСИГа на обычной гражданской машине подвезли Али в Шереметьево.

Все вместе мы несколько часов промаялись на регистрации, на паспортном контроле. Сотрудники аэропорта были озадачены: как собирается вылетать пассажир без гражданского паспорта? И каждому из них адвокат Хаймович снова и снова показывал кипу бумажек, объяснял решение суда и международные нормы права.

Вместе с нами топтались и двое «в штатском» — они на своей машине сопровождали Али от самого ЦВСИГа и уехали сразу, как только пограничники проштамповали его бумажки. А сотрудники ЦВСИГа, мужички в немарких спортивных курточках, чуть-чуть задержались рядом с нами, рыдающими-провожающими. Я подошла к ним, сказала:

— Спасибо вам. Али сказал нам, что вы хорошие. Просто спасибо!

Они заулыбались:

— Мы знаем! И он хороший! Пусть летит с богом.

http://www.article20.org/ru/node/7527
02/21/2018 - 07:16

Симоновский районный суд Москвы отправил директора Фонда борьбы с коррупцией Романа Рубанова под арест на 10 суток по административному делу об акции в поддержку «забастовки избирателей» 28 января.

Рубанова задержали поздно вечером 19 февраля в аэропорту Шереметьево и увезли в отделение полиции, где на него составили протокол по части 2 статьи 20.2 КоАП (нарушения правил организации массовых мероприятий). В протоколе указано, что в 3:46 25 февраля Рубанов репостнул твит Алексея Навального с призывом к «несанкционированному мероприятию», хотя сам твит Навального был написан позже.

После акции в поддержку объявленной Навальным «забастовки избирателей» 28 января в Москве и других городах были арестованы координатор московского штаба Сергей Бойко и Николай Ляскин, юрист ФБК Александр Помазуев, ведущий новостей на канале «Навальный LIVE» Дмитрий Низовцев, а также Кира Ярмыш и Руслан Шаведдинов, которые вели прямую трансляцию акции на YouTube; их также задержали в Шереметьево.

Самого Навального задержали на Тверской улице в центре Москвы во время акции, однако его отпустили из полиции после составления протокола по части 8 статьи 20.2 КоАП (повторное нарушение правил участия в массовой акции).

Источник: zona.media

http://www.article20.org/ru/10-0
02/21/2018 - 07:23

В ходе прений в Тверском районном суде Москвы государственный обвинитель запросил три года лишения свободы в колонии общего режима для фигуранта "дела 26 марта" Дмитрия Борисова, который обвиняется по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

По версии следствия, 26 марта 2017 года во время несанкционированной антикоррупционной акции в российской столице, когда пятеро сотрудников полиции несли Борисова в автозак, он дважды ударил одного из них ногой по шлему. В ходе следствия своей вины обвиняемый не признал.

Один из стражей порядка по фамилии Орлов, который снимал задержание Борисова на видеокамеру, заявлял, что активист пытался помешать задержанию другого митингующего. По словам сотрудника полиции, правоохранительные органы предупреждали Борисова о том, что он будет задержан.

Более того, Орлов в своих показаниях также утверждал, что во время задержания Борисов упал на землю и "оказывал пассивное сопротивление". Вместе с тем трое полицейских, которые несли Борисова к автозаку, во время допроса признали, что не видели, как обвиняемый ударил потерпевшего ногой. Пятого полицейского следователи найти не смогли.

Митинг, поводом для которого стало расследование Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о секретных активах премьер-министра Дмитрия Медведева, прошел 26 марта 2017 года в центре Москвы. На Тверской улице и на прилегающих территориях, по оценкам полиции, находилось семь-восемь тысяч человек.

В МВД сообщали, что было задержано около 500 участников митинга. СМИ заявляли о задержании 1030 человек, в том числе организатора митинга Навального. Через некоторое время большинство задержанных были отпущены из отделов полиции, некоторые нарушители были наказаны штрафами или арестом. Навального суд приговорил к штрафу в размере 20 тысяч рублей и 15 суткам ареста.

По "делу 26 марта" проходят шесть человек - Борисов, Александр Шпаков, Станислав Зимовец, Юрий Кулий, Андрей Косых и Дмитрий Крепкин. По данным следствия, во время митинга все фигуранты дела применяли насилие в отношении представителей власти.

По фактам совершения противоправных действий участниками несанкционированного митинга в Москве было возбуждено уголовное дело по статьям 213, 317, 318 УК РФ ("Хулиганство", "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа", "Применение насилия в отношении представителя власти"). Потерпевшими по делу проходят семь полицейских.

Юрия Кулия 18 мая 2017 года осудили на восемь месяцев колонии-поселения. Сотрудник ОМОНа обвинил его в том, что он схватил его за руку, чем причинил боль. Подсудимый признал свою вину. 24 мая Тверской суд столицы приговорилАлександра Шпакова к одному году и шести месяцам колонии общего режима.

Источник: newsru.com

http://www.article20.org/ru/26-2
02/21/2018 - 11:09

Астраханский активист Игорь Стенин вместе с женой и сыном уехал из России, опасаясь давления на близких со стороны силовиков. Весной 2017 года Верховный суд России обязал президиум Астраханского облсуда рассмотреть кассационную жалобу на приговор Игорю Стенину. 30 мая приговор был отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления, Стенина освободили, однако замгенпрокурора Леонид Коржинек оспорил это решение. 9 ноября Верховный суд России вернул дело Стенина апелляционной инстанции, а 21 декабря Астраханский облсуд оставил в силе приговор активисту.

Игорь Стенин был осужден на два года колонии-поселения 16 мая 2016 года за репост в соцсети статьи на тему войны на Украине. Он был признан виновным по ч. 2 ст. 280 УК РФ (распространение призывов к экстремизму). По версии защиты, Стенин был осужден за комментарий другого пользователя под его записью.

Сообщение о конфликте интересов: автор материала является супругой Игоря Стенина и представляет его интересы в разных инстанциях в качестве общественного защитника.

Стенин подчеркнул, что намерен добиваться справедливости после повторного приговора по своему делу. "Мы не прекратим борьбу с произволом, будем и дальше доказывать, что уголовное дело в отношении меня было сфабриковано. Мы будем добиваться наказания всех причастных к незаконному преследованию", - сообщил сегодня Игорь Стенин.

Активист отметил, что "выехать из России вместе с семьей его побудили угрозы". "Чтобы силовики не могли оказать давление на мою семью, мы решили уехать вместе, тем более, что угрозы уже поступали. Повестки к следователям нам также приходят регулярно", - сообщил Стенин.

Игорь Стенин рассчитывает добиться отмены приговора, а затем потребовать компенсации за необоснованное преследование.

"Мы получили постановление апелляционной инстанции - она фактически повторила все нарушения, ставшие причиной отмены приговора президиумом облсуда, она проигнорировала мнение судей Верховного суда. Уже готовим кассационную жалобу. Приглашения о явке в региональный УФСИН для получения направления в учреждения ФСИН для продолжения отбывания наказания, на сегодняшний день никто из членов моей семьи не получал", - рассказал Стенин.

Источник: kavkaz-uzel.eu

http://www.article20.org/ru/node/7530
02/23/2018 - 10:23

Минюст в 2017 году признал иностранными агентами 16 НКО, всего в реестре иноагентов сейчас 80 некоммерческих организаций, сообщил министр юстиции РФ Александр Коновалов. "В прошлом году решений о включении в этот реестр было принято 16, всего на сегодняшний момент в реестре 80 организаций. Число их доходило максимально до 170. Организации которые прекратили свою деятельность либо утратили статус иностранного агента по другим основаниям в реестре не отображаются", — сказал Коновалов на коллегии ведомства в пятницу.

Он отметил, что деятельность министерства в этой части в прошлом году осуществлялась "в строгом соответствии с подходами, выработанными российскими судами по толкованию применения законодательства в данной сфере".

"По-прежнему ни одного решения, отменяющего позицию Минюста, судами не выносилось в прошлом году", — подчеркнул министр.

В 2012 году закон обязал финансируемые из-за рубежа политические некоммерческие организации регистрироваться в качестве иностранных агентов. В 2013 году Минюст получил право признавать НКО иностранными агентами по собственному усмотрению. Российские НКО неоднократно выражали несогласие с законом и обжаловали его, в частности, в Европейском суде по правам человека. Решение об исключении из реестра принимается, если попавшая в него НКО в течение последнего года не получала иностранного финансирования или не участвовала в политической деятельности.

http://www.article20.org/ru/2017-16
02/27/2018 - 07:58

Two sources of the TV channel «Dozhd», also former employees of the «troll factory», have said that Burdonova and another former employee of the agency, Maxim Yelfimov, were aids of the head of the Media and public forums department, Katarina Aistova. Aistova was not included in the list, provided by the US Justice Department, in which 13 people were accused of meddling in the US presidential election. At the same time her boss, the head of the Foreign department at the «troll factory» Dzheyhun Aslanov, is on the list.

Burdonova and Yelfimov, who have spoken to «Dozhd», had worked at Aistova's department as «managers on duty». 

Agata Burdonova has graduated the faculty of liguistics at SpBGU, Saint Petersburg State University. At the time when she was working for the «Agency for Internet research» she was older than most of her co-workers, had an outstanding command of English and also gave English lessons.

According to the information, provided on Burdonova's VKontakte page, she moved to the Unites States on December, 7, 2017. She also registered a YouTube accountand started blogging at LiveJournal («Zhivoy Zhurnal»), formely the biggest blogging platform in Russia. She blogs about her life in the States, and the intricacies of applying for the SSN. 

She also talks about how she moved to the States with her husband, with whom she now lives in Bellevue, Washington. She says nothing about what she does for a living now. She refused to comment on her moving to the States to «Dozhd», and denied her involvement with the «Troll Factory».

On Burdonova's Vkontakte page there is a photo of her together with Katarina Aistova, whom she tagged, at her farewell party. 

Another aid of Aistova, Maxim Yelfimov, also denied his involvement in a text conversation with «Dozhd». 

Katarina Aistova refused to talk about the Agency for Internet Research. In 2015, she agreed to meet with a New York Times reporter Adrian Chen, who later published a report about the «troll factory». 

One of Dozhd's sources has told that it was Aistova who had a private converation with him, after which he has to quit the job at the foreign department of the «troll factory».

tvrain.ru

http://www.article20.org/ru/node/7532
02/27/2018 - 08:05

Следственный комитет допрашивает руководство издания «7×7» из-запубликации переписки депутата Госдумы от Марий Эл Сергея Казанкова. Неизвестный с псевдонимом Александр Фридом опубликовал переписку в блоге на сайте «7×7». «Медиазона» со ссылкой на заместителя главного редактора Максима Полякова отмечает, что стать блогером может любой читатель издания, просто оставив заявку на сайте. Редакция не имеет непосредственного отношения к таким публикациям.

Максима Полякова вызвали на допрос в следственный отдел управления СК по Сыктывкару еще в сентябре 2017 года. По его словам, вопросы следователя касались работы редакции и устройства блогов в частности.

Вслед за Поляковым приглашение на допросы получили еще трое: директор «7×7» Павел Андреев, издатель Леонид Зильберг и главный редактор Софья Крапоткина. Андреева и Зильберга уже допросили, взяв подписки о неразглашении. Когда допросят Крапоткину, пока что неизвестно. По словам адвоката «Команды 29» Евгения Смирнова, который представляет интересы издания, никто из редакции не знает, кто пишет под именем Фридома. 

В сентябре 2017 года СК возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 138 УК (нарушение тайны переписки). Об этом сообщалось на сайте самого издания. Причиной стала публикация личной переписки депутата Госдумы Сергея Казанкова в постах блогера Александра Фридома на сайте «7×7». По мнению Казанкова, Фридом незаконно получил его сообщения из мессенджера WhatsApp.

В деле фигурируют четыре поста Фридома, опубликованные в июне и июле 2017 года. Сейчас они удалены по представлению СК.

Фактически журналисты проходят по делу в статусе свидетелей. Однако, по словам Смирнова, недавно следователь Зинаида Бахмутова угрожала провести обыск в офисе «7×7».

Источник: ovdinfo.org

http://www.article20.org/ru/7-7
02/28/2018 - 10:23

Смольнинский районный суд Петеребурга арестовал координатора движения «Открытая Россия» на 25 суток по ч. 8 ст. 20.2 КоАП (повторное нарушение порядка проведения публичного мероприятия). Об этом активист сообщилна своей странице в фейсбуке.

В твитере Пивоваров писал, что в зал суда не пропускали его защитника.

Активиста задержали сегодня днем у собственного подъезда. Он написал, что в задержании участвуют оперативники Центра «Э».

Два дня назад Пивоваров писал, что заметил за собой слежку.

26 февраля в Петербурге арестовали на 25 суток активиста движения «Весна» Артема Гончаренко. На него также составили протокол по ч. 8 ст. 20.2 КоАП.

Как сообщает ресурс «Активатика», Пивоваров и Гончаренко фигурируют в документе, который в среде петербургских активистов называют «список Э». В этом документе главное управление МВД Петербурга просит Центр «Э» предоставить все сведения об указанных в списке людях, участвовавших, по мнению полицейских, в «Забастовке избирателей» 28 января. В списке есть как известные оппозиционные активисты, так и люди, не очень активно занимающиеся протестной деятельностью. Кроме Пивоварова и Гончаренко там есть, например, сотрудница петеребургского штаба Навального Елена Мазовецкая, которую задерживали 16 февраля и оштрафовали на 16 тысяч рублей.

Источник: ovdinfo.org

http://www.article20.org/ru/25-0
02/28/2018 - 11:56

Президент Владимир Путин в ходе выступления на коллегии МВД указал ведомству, что одна из его приоритетных задач — противодействие экстремизму, а число экстремистских преступлений выросло на 5% по сравнению с прошлым годом.

«Мы видим, что ряд группировок действуют дерзко и вызывающе, они используют для разжигания национальной и религиозной нетерпимости ресурсы социальных сетей, организуют несанкционированные публичные акции, пытаются вовлечь в свои ряды молодежь. Нужно решительно пресекать деятельность подобных групп, привлекать к ответственности их организаторов», — сказал Путин. Стенограмма его выступления опубликованана сайте Кремля.

Помимо этого, глава государства раскритиковал министра внутренних дел Владимира Колокольцева за сокращение общего уровня раскрываемости преступлений до 43%.

«В последние годы этот показатель, что называется, скачет: то подрастет, то вновь сократится. Кардинального, видимого улучшения ситуации пока, к сожалению, не происходит. Значит, ключевой принцип неотвратимости наказания реализуется далеко не в полной мере», — заметил Путин.

Колокольцев, в свою очередь, рассказал, что, хотя число полицейских, подвергнутых уголовному преследованию, и сократилось на 10%, «кардинального перелома в вопросах соблюдения законности пока не произошло».

Путин уже упоминал массовые акции в контектсе борьбы с экстремизмом. В 2013 году он требовал от силовиков «жестче действовать против любых проявлений экстремизма, широко внедрять новые оперативные технологии для обеспечения порядка в общественных местах, на улицах наших городов».

Источник: zona.media

http://www.article20.org/ru/node/7535

Share this